Странное дело вот такие короткие знакомства обычно они

Чем заканчиваются СЛУЧАЙНЫЕ ВСТРЕЧИ ???

странное дело вот такие короткие знакомства обычно они

Они начинаются и заканчиваются также как, мы когда-то об мечтали , а может просто . Странное дело – вот такие короткие знакомства. Обычно они происходят в дороге, но порой ждут нас и в родном городе. Мы с кем-то. Странное дело – вот такие короткие знакомства. Обычно они происходят в дороге, но порой ждут нас и в родном городе. Мы с кем-то встречаемся. Обычно они происходят в дороге, но порой ждут нас и в родном городе. НИКТО НЕ НАПИСАЛ: Странное дело – вот такие короткие знакомства.

А вовсе не в социальных институтах, которые служат лишь успокоению нравов черни и самообольщению правящих верхов. Лучше чувствовать себя спокойнее, чем нервничать, борясь с пороком. Если Господь создал табак, то для чего-то он это сделал.

Глупое, жестокое, похотливое, наивное, склочное — но мирное. Никто в здравом уме и от хорошей жизни не стремится убивать. Это удел маньяков и фанатиков. Даже закоснелый вояка, скалозуб, не мыслящий одежды, кроме мундира, марширующий даже от койки до сортира и разговаривающий со своей кошкой языком уставных команд, — все равно предпочтет получать звания за выслугу лет, а ордена — за успехи на параде.

Недаром у русских военных традиционный тост — "за павших", а не "за победу". За победу пьют, только когда война уже идет И в то же время человек — одно из самых воинственных существ, которые только можно себе представить.

Грань, которую надо перейти, так тонка и призрачна, что одно лишнее слово, один лишний жест или одна лишняя рюмка способны превратить самого миролюбивого человека в жаждущего крови убийцу. Говорят, это потому, что человек — хищник поневоле. В отличие от животных, изначально созданных для убийства и потому отдающих себе отчет в своей силе, человек во многом остается загнанной в угол, оголодавшей, истеричной обезьяной, которая, не найдя в достатке привычных кореньев и бананов, схватила палку и кинулась молотить ею отбившуюся от стада антилопу.

Какой-то неумолимый закон природы! И речь не о каких-нибудь суровых ультиматумах одной страны другой, не о помахивающем ножом бандите или строгом милиционере. Речь о самых простых и житейских ситуациях. И мы, конечно, поневоле ему учимся, глотая невкусную кашу и выпрашивая у учителя четверку. Но все-таки без настоящего профессионализма угрожать не стоит.

Ну, если не вспоминать тот случай, когда на складе нашелся неучтенный винчестер, а у меня как раз винт начал сыпаться Ладно, это все фигня. Не бывает менеджеров в компьютерной торговой фирме, которые не прибирают для личных нужд бесхозное добро.

Местное издание на двух страницах с громким названием "Всеобщее время" а вы замечали, что чем газета меньше, тем более звучно она называется? Кино при всем желании составить конкуренцию не могло — поход в кино был отдельным событием, а книга всегда была под рукой. Телевидение, даже обретя цвет и большие экраны, не могло удовлетворить всех и сразу — количество каналов пришлось бы сделать соизмеримым с числом населения.

Зато видео, а потом и компьютер нанесли свой удар. Кино — это чтение для нищих духом. Для тех, кто не способен представить себе войну миров, вообразить себя на мостике "Наутилуса" или в кабинете Ниро Вулфа. Кино — протертая кашка, обильно сдобренная сахаром спецэффектов, которую не надо жевать. Открой рот — и глотай.

Почти то же самое с компьютерными играми — это ожившая книга, в которой ты волен выбрать, на чьей ты стороне — "за коммунистов али за большевиков". А чтение вернулось к своему первоначальному состоянию. К тому времени, когда оно было развлечением для умных.

Коля Букашкин | ВКонтакте

Книги стали дороже, тиражи стали меньше — примерно как в девятнадцатом веке. Можно по этому грустить, а можно честно спросить себя — неужели сто процентов людей должны любить балет?

Интересоваться живописью или скульптурой? В конце концов — ходить на футбол или ездить на рыбалку? Как по мне, так лучше признать: И даже не просто удовольствие, это работа. Причем о своих они будут спрашивать докторов, а чужие — порываться лечить. И чуть не разбился. Знаешь, это может, даже и лучше, чем быть умным, но невезучим. Вся "желтая" пресса, по сути, тем и кормится, что разубеждает нас в этом — "она развелась", "он запил", "эти подрались", "тот изменил".

И мы читаем, кто-то брезгливо, а кто-то с радостным любопытством. Читаем не потому, что грешки и беды знаменитостей так уж велики. А потому, что только эта размазанная по газетной бумаге грязь способна нас утешить. Они такие же, как и. Они пьют шампанское за тысячу долларов, а мы — чилийское вино. Они едут в Австрию на горнолыжный курорт, а мы — к теще на дачу.

Им рукоплещут стадионы, а нас жена похвалила за то, что мусор вынесли. Но все это не имеет значения, если у них та же ревность и те же обиды.

странное дело вот такие короткие знакомства обычно они

И мы не замечаем, как сами накручиваем ту пружину, что заставляет их пить коллекционные вина, когда они в них ничего не понимают, а хотят пива, что заставляет их буянить в Куршавеле и драться с журналистами. Потому что чем упорнее макать человека в его проблемы и кричать "Ты такая же скотина, как и мы! Проснувшись, я услышал, как барабанит за окнами дождь. На самом деле замечательно так вот просыпаться — если это утро субботы или воскресенья, никуда не нужно идти, можно поваляться немного, то засыпая, то пробуждаясь, потом включить телевизор и, слушая какую-нибудь дурацкую болтовню, готовить завтрак, глядя в мокрое стекло, по которому сползают крупные капли, посочувствовать людям, спешащим по улице под куполами зонтов Что он стал бы тебе другом, может быть, самым лучшим.

Но жизнь разводит в разные стороны, и только в детских книжках друзья наперекор всему остаются друзьями. Он все-таки был прирожденный лидер. Потому что лидер — это не тот, кто "впереди на лихом коне". Это тот, кто направит каждого в нужную сторону. И сумеет вовремя остановиться. Каждый должен возделывать свой сад. Фродо бросает кольцо в жерло вулкана, а не плавит его в огне бунзеновской горелки у технически продвинутых гномов.

Люк Скайуокер вгоняет торпеду в выхлопную трубу Звезды Смерти, а не перерезает Самый Важный Кабель в реакторном отсеке.

Знакомства booticafan.tk – сайт бесплатного онлайн общения с реальными людьми со всего мира!!

Терминатор вступает в последний бой среди движущейся машинерии завода, а не дерется с соперником посреди курятника Конечно, писатели к этому тоже руку приложили. Лев Толстой уложил Анну Каренину под гремящий состав, вместо того чтобы позволить женщине тихо отравиться уксусом в духе ее времени. Конан Дойль загнал Шерлока Холмса к водопаду, а не устроил последнюю схватку на тихих дорожках Гайд-парка.

Виктору Гюго для его политкорректной истории о любви альтернативно слышащего и движущегося лица с измененной осанкой к феминофранцузу цыганского происхождения потребовался собор Парижской Богоматери. Ну любят, любят люди творческого труда красивые декорации! Вот только в жизни такого, как правило, не бывает. Гитлер и Сталин не дерутся на мечах посреди разрушенного Рейхстага, космические корабли стартуют не с Красной площади, да и вообще — события, изменяющие лицо мира, вершатся в тихих кабинетах скучными людьми в безупречных официальных костюмах.

Мы живем в скучные времена.

ALEKSey, 37 - Blog

И поэтому так любим красивые картинки. И что ты выбираешь? Но если дали линованную бумагу, то пиши поперек.

Нет ничего ужаснее, чем обнаружить — конец еще вовсе не конец. Бегун, разорвавший грудью финальную ленточку и увидевший, как впереди натягивают новую; боец, подбивший танк и обнаруживший за ним еще парочку; долгая тяжелая беседа, закончившаяся словами "а теперь давай поговорим серьезно" Финал должен быть хотя бы для того, чтобы за ним последовало новое начало. Предполагаешь, что мы нечто большее, чем слуги. Первобытные времена, когда самый сильный значило самый главный, давно прошли.

Самые умные просиживают штаны в лабораториях. Самые сильные надрывают мыщцы на потеху публике. Самые ловкие и смелые работают телохранителями. К тому же в кафе стали забегать молоденькие девчонки какой-то повышенной по сравнению с Москвой симпатичности. Я всегда считал, что в Москве живут очень симпатичные девушки, но Харьков явно был вне конкуренции. На пятой или шестой девчонке, вызвавшей сильное желание с ней познакомиться, я счел за благо допить кофе и выйти под мелкий противный дождик.

Впрочем, улица облегчения не принесла. Поблизости явно был какой-то крупный институт или университет а есть ли в Харькове университет?

Не знаю… интуиция ничего не подсказываеткуда и шли на первые лекции студенты. Через минуту я поймал себя на том, что откровенно заглядываюсь на идущую параллельным курсом девушку, а та вполне благожелательно улыбается мне в ответ, — и резко свернул в переулок, пробормотав: И не за галушками-варениками. Я присел на лавочку во дворе старенького трехэтажного дома — облупившаяся штукатурка, подпертые обрезками рельсов маленькие балкончики с пузатыми выщербленными балясинами, редкие белые клеточки стеклопакетов на фоне старых серых рам.

Что-то в здании было неуловимо московское — от старой, послевоенной Москвы. Наверное, и впрямь построено московскими строителями? Харьков во время войны разрушили почти до основания, он несколько раз переходил из рук в руки. Так что отстраивали его заново, всей страной, и получился он местами похожим на Москву, местами — на другие города… Как мне найти женщину по имени Василиса?

Когда я сам был таможенником, у меня было чувство направления, которое помогало вернуться к спрятанному в старой водонапорной башне перекрестку миров. Но чужие порталы я не чувствовал даже. Да и функционалов узнавал лишь при встрече лицом к лицу. Моя идея — приехать в Харьков, найти Василису, попросить ее помощи — изначально была весьма сомнительной.

странное дело вот такие короткие знакомства обычно они

Да, мы как-то сразу вызвали друг у друга симпатию. И к тем неведомым кукловодам, что сделали нас функционалами, относились неприязненно. Василиса, как я понял, вообще была добровольным изгоем, не слишком часто контактируя с коллегами.

Но с чего я взял, что она станет мне помогать — рискуя потерять все? Только потому, что знаю ее лучше других таможенников? С немецким таможенником мы общались не менее дружелюбно… едва ли не побратались… За этими невеселыми размышлениями я курил, мок и впадал в депрессию.

  • Чем заканчиваются СЛУЧАЙНЫЕ --- ВСТРЕЧИ ???

Что я здесь делаю? Не лучше ли довести до сведения функционалов, что я вовсе не собираюсь с ними воевать… что они могут оставить меня в покое… вдруг получится? А я вернусь домой. Да хоть бы и не приняли!

Книга Веер, страница 94. Автор книги Сергей Лукьяненко

Чтобы это… изобрести машину для прохода между мирами. Ввалиться на Землю-один… нет, лучше — на Землю-ноль, которая, как я предполагаю, за всем стоит. И устроить им кузькину мать! С двумя мечами за спиной и автоматом наперевес!

Окропясь святой водой и изучив тибетскую боевую магию! Все — в духе фантаста Мельникова… Вспомнив Мельникова, я невольно вспомнил и Котю.

Вот тут на душе стало совсем хреново. Я встал, затушил вторую сигарету, которую начал смолить сразу за первой. И побрел через двор. Харьков — большой город.